Музейные экспозиции

Команда Бюро музейной сценографии помогает тем, кто стоит на пути реэкспозиции или создания новой экспозиции в музейном пространстве.

К нам обращаются:

    • Краеведческие музеи
    • Литературные музеи
    • Исторические музеи
    • Музыкальные и театральные музеи
    • Научные и естественнонаучные музеи
    • Музеи предприятий и корпораций
    • Военные музеи

Как выстроить концепцию сценографии так, чтобы экспозиция отвечала задачам музея и увлекала посетителей в нужном направлении? Универсального рецепта не существует, однако можно упомянуть несколько важных тезисов, которые помогают структурировать мысли в нужном направлении.

1. Определение аудитории музейного проекта

Зачастую на вопрос «Для кого мы проектируем пространство?» мы получаем ответ: «У нас музей для всех». Такая позиция понятна. Сотрудники музея боятся сфокусироваться на определённом типе аудитории, чтобы не забыть кого-то охватить. Однако, если ограничения фактически есть, но они не проанализированы и не закреплены, проект может «потерять лицо». И наоборот. Когда музей чётко определил свою аудиторию, экспозиция становится интересной для многих.

2. Выбор базы для построения экспозиции

Чтобы выстроить экспозицию, недостаточно проанализировать лишь коллекцию музея. Нужно учесть истории, ожидания, цифровые архивы. Будьте готовы к тому, что в ходе проектирования экспозиции, с появлением новых материалов и открытий, она постепенно будет становиться иной, чем задумывали вначале.

3. Определение уровня повествования

Определение «своего уровня» принципиально влияет на смысловую архитектуру проекта. Так, например, музеи автомобильных гигантов БМВ, Мерседес и Порше «говорят» на разных уровнях, что формирует и подход к музейному пространству. При этом музеи Мерседес и Порше расположены в Штутгарте, буквально в шаговой доступности друг от друга. Казалось бы, они должны быть конкурентами. Однако принципиально разный уровень повествования делает каждый из проектов уникальным, отличным от другого. Порше строит свое повествование на «уровне формы», Мерседес сосредоточен «на уровне традиций», а БМВ раскрывает уровень «технологий». Это не значит, что каждый из музеев закрыт для раскрытия иных уровней, но базовые ориентиры отражаются как в отдельных решениях, так и в подходах к внутренней архитектуре пространства.

Драматургический подход к повествованию далеко не всегда может быть применён, работа с нарративами более объемное понятие нежели работа с историями. Storytelling – форма внутри общей канвы проекта. Иммерсивность и иные отдельные подходы должны быть применены с осторожностью и вниманием к разным группам посетителей, включая посетителей с ограничениями возможностей. Дизайн, как часть музейной сценографии – интепретативен, т.е. не является исключительно декоративным или эстетическим инструментом, а является кодом, языком передачи смыслов через физические формы.

4. Учитывание особенностей пространства

Пространство музея физически ограничено, оно формирует каркас и требует конкретных решений. Иногда особенности помещения для будущей экспозиции таковы, что именно они диктуют выбор языка повествования.

При этом, если выбирать для экспозиции универсальные решения (в дизайне, освещении, аудиовизуальных технологиях, графике), то можно лишить посетителя возможности получить уникальный пространственный опыт.

Чтобы пространство «говорило», нужно подобрать подходящие материалы и формы: интерьерные, световые и экспозиционные решения, инфографику, фото- и видеоматериалы, мультимедиа инсталляции, написать специфические «музейные» тексты, выбрать объём этих текстов и даже тип и размер шрифта.

5. Работа с информацией и цифровым контентом

Часто музея, обладая большими архивами, хотят представить в экспозиции максимально возможный объём материалов. Или, напротив, использовать исключительно перформативные практики для интерпретации материала. Однако надо оценивать специфику в рамках общей идеи сценографии и опираться на заданные концепцией принципы.

6. Проведение инженерной ревизии

Все оценки и описанный инструментарий актуализируется на этапе инженерной ревизии проекта, которую фактически необходимо проводить как можно чаще. Зачастую выбранная форма настолько плотно и неразрывно связана с содержанием, что её потенциальная нереализуемость может потребовать кардинальных изменений. Здесь куратор проекта становится не только идейным вдохновителем, но и тем, кто сможет помирить «физиков и лириков», – что, в конечном счёте, приведет к полноте проекта.